Мы рады встретить Вас в Мещерской стороне!

Военная страница истории «Мещеры»

72 года прошло с тех пор, как над нашей многострадальной Родиной пронесся смерч самой разрушительной и кровавой войны ХХ века.

За это время сменилось не одно поколение, земля, растерзанная взрывами, залечила свои раны. Но до сих пор эхо той войны звучит в каждом доме, в каждой нашей семье…

Отпечаток войны

Многое о войне мы знаем. Бессчетное количество раз за 72 года (целая человеческая жизнь!) телевидение, радио, печатные издания повествовали о героях Великой Отечественной, об их подвигах. Сколько книг написано, сколько снято телепередач и кинофильмов на эту тему! И все же она неисчерпаема.

Наша родная мещерская земля не ощутила на себе тяжесть фашистского сапога – не дошел враг до этих мест, был остановлен на подступах к Москве. Однако и здесь война оставила свой четкий отпечаток.

Моя прабабушка рассказывала, что во время войны в пос. Гусевский можно было услышать немецкую речь. То переговаривались между собою военнопленные.

В марте 1943 года, после поворотной в истории второй мировой Сталинградской битвы, лагерь военнопленных из Можайска был переведен во Владимирскую область. В результате было создано 12 новых лагерей: 3 – во Владимире и 9 – по территории нынешней Владимирской области (тогда еще относившейся к Ивановской). Национальный состав военнопленных был разным: помимо немцев, в лагерях трудились венгры, румыны и итальянцы.

Милость к врагу

В Гусь-Хрустальном районе было создано 3 лагеря: в поселках Гусевский, Анопино и Мезиновский. На территории национального парка «Мещера» действовал Мезиновский лагерь, в котором пребывало 50 человек, в основном венгры и румыны. Жили военнопленные в д. Будевичи и работали на торфоразработках.

У пленных были контакты с местным населением. Каждый день они шли по деревне, а жители передавали им продукты. Такое отношение к врагу – в традиции русского народа. У нас всегда считалось: кем бы ни был человек, он заслуживает сострадания. И, следуя генетической памяти, полуголодные, замученные горем и нуждой жители Будевичей, поселков Гусевский и Анопино подкармливали тех, кто еще совсем недавно был злейшим врагом.

Хлебная пайка военнопленного составляла 800 г. Для сравнения: норма хлеба в блокадном Ленинграде для работающего населения была 250 г. Кроме того, мезиновских военнопленных ежедневно кормили горячим питанием. Интересный факт: в Мезиновском лагере между военнопленными немцами и румынами возник конфликт из-за дежурства на кухне. Решили эту проблему, установив пропорциональное представительство каждой нации на кухне.

Все, что осталось

В истории сохранилось имя человека, возглавлявшего актив военнопленных. Это некто Фриц Ш. – бывший офицер нацистской армии, попавший в плен во время битвы за Сталинград. Впоследствии он стал инструктором в других лагерях, а после освобождения 7 лет представлял ГДР в Ленинграде в качестве консула.

В 1949 году все лагеря военнопленных во Владимирской области были закрыты. Из Гусь-Хрустального немцев, венгров, румын отправляли по железной дороге с оркестром; все бывшие военнопленные были одеты в новую форму, у всех были ранцы с едой и предметами первой необходимости.

Так была перевернута и эта страница истории нашего края. Свидетельством ее является памятник пленным венграм, установленный в д. Будевичи. Особый интерес этот объект представляет для иностранных туристов.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *